( 1 Проголосовал ) 
 

Интервью с вокалистами рок групп Def Leppard и Motley Crue - Джо Эллиотом и Никки Сиксом Часть 2 - 2006

(Interview with Def Leppard and Motley Crue Joe Elliott, Nikki Sixx Part 2- 2006)

photo-Def-Leppard-with-Nikki-Sixx-Motley-Crue-glam-rock-band 

Motley Crue открылись публике в книге The Dirt. Почему до сих пор не было книги откровений от Def Leppard?

Джо Эллиотт: Я не склонен говорить за Никки, но быть может для Motley Crue это явилось своего рода терапией — поведать миру о том, как оно всё было. Тогда как мы английские парни, которые не привыкли стирать грязное бельё прилюдно. В 80-х обе группы позволяли себе немного того, немного этого, но именно нам довелось пережить смерть внутри команды. Не многие люди знали, что у Стива Кларка существовали какие-то проблемы, вплоть до того момента, пока они не привели его к летальному исходу. И только потом всё это получило огласку.

 

Когда мы выпустили нашу книгу 1987 года Animal Instinct, мы в основном сосредоточились в ней на возвращении в строй Рика Аллена. Мы не стали писать следующую книжку, в которой говорилось бы о том, как Стив Кларк затухал и в итоге умер, и как мы прошли через весь этот гранжевый кошмар, и, наконец, вышли из него, улыбаясь во весь рот. Нам никогда не приходило в голову, что подобная история может стать кому-то интересной. Полагаю, именно потому Motley Crue издали The Dirt, а мы не стали.

 

Никки Сикс: Вся та чушь, о которой рассказывается в нашей книге, на самом деле не имела места. Мы просто умело врём.
Джо Эллиотт: Ха-ха-ха, это весело.

 

Никки: Я просто решил, что нам нужно учинить что-то захватывающее, потому как здесь в Лос-Анджелесе довольно-таки уныло. Вот мы и придумали это всё.
Джо Эллиотт: Мне очень понравилось сравнение бывшей подруги Томми с лосём Буллвинклем. По-моему, это ржачно.
Никки: Что ж, пожалуй, это единственная правдивая часть в книге. Та дама определённо была крупной.

Не чудо ли это, что никого из участников Motley Crue не постигла участь Стива Кларка?

Никки Сикс: Я этого не понимаю. Мы самая неблагополучная группа на планете. Совсем недавно я разговаривал с Джо по поводу дружбы и семейных уз в Def Leppard — так вот мы прямая им противоположность. Но по абсолютно неясным причинам именно этот держит нас на ходу. Все эти неврозы, стрессы и скандалы помогают музыке выстрелить — каким-то нихрена непостижимым образом. Существует множество других вещей, которыми я занимаюсь, и которые полностью лишены каких-либо переживаний, но, похоже, что Motley никак не могут существовать по подобному сценарию. Сам не знаю почему. Но так было с самого первого дня. Это такой долбанутый механизм, но в этом и есть его своеобразная прелесть.

Что сделало группы Def Leppard и Motley Crue столь успешными?

Никки Сикс: Что касается Def Leppard, то здесь всё просто. Всего одно слово — песни. Всё остальное по боку. Эти песни великолепно цепляют, а это самое главное. Единственное, относительно чего у нас с Джо на 100 процентов совпадают взгляды, это музыка, на которой мы выросли — и вы даже не смейте сомневаться, лучше той музыки уже не было. Каждая песня задавала стандарт. Если мы хотели стать выдающимися авторами песен и выдающимися музыкантами, нам надлежало дотянуться до уровня Дэвида Боуи, The Rolling Stones, Slade и The Sweet. Планка была установлена очень высоко.

 

Джо Эллиотт: Я рад, что Никки об этом сказал, ведь для нас никогда не существовало ничего, кроме песен. И я должен сказать, что у Motley Crue тоже есть в обойме кое-какие выдающиеся композиции. Но, кроме того, они визуализировали своё творчество намного лучше нас. Их клипы просто давали шороху. Постарайтесь понять: я обожаю Боуи, но он был из космоса, а мы — нет. Мы были из Шеффилда. Когда мы росли, мы восхищались Девидом Боуи и Воланом, покрытыми блёстками, a Motley Crue сумели поднять этот имидж на новый уровень. У нас же духу не хватало этого сделать.

 

Никки: Некоторые ваши клипы, ребят, были довольно охрененные.
Джо Эллиотт: Ну да, ничего. Но вы выглядели так, будто вы из одного племени. А мы были не из Голливуда, так что нам такое было неподвластно. Если бы вы были из Англии, подобного рода имидж просто не покатил бы. Не знаю, видел ли ты когда-нибудь группу Wrathchild, Никки. Они пытались повторить ваш внешний вид, но немного перегнули палку.
Никки: Да, это было нелепо.

Подождите-ка минуточку — кое-кому нравятся Wrathchild…

Джо Эллиотт: Ага, я уверен, что тебе — наверняка.Поэтому-то я и использовал их в качестве примера.
Никки: Это твоё порочное увлечение. У всех они есть. Так что расслабься.

Раз уж разговор зашёл о порочных увлечениях, у вас обоих в арсенале есть песни, ставшие гимнами стриптизёрш — Pour Some Sugar On Me Def Leppard и Girls, Girls, Girls Motley Crue.

Никки: Ну, надо признать, что стриптизёрши — тоже люди.
Джо Эллиотт: Тут спору нет.

Когда вы писали эти песни, вы думали именно о стриптизёршах?

Джо Эллиотт: Когда мы работали над Pour Some Sugar On Me, мы дали себе установку: «У неё должен быть сексуальный темп, под который девушки смогут танцевать». Я не знаю, всплывало ли слово «шест» в том разговоре, и я бы не сказал, что мы написали её строго для стриптизёрш. Однако мы были безмерно счастливы,когда они взяли ее на вооружение. Можно было быть чертовски уверенным в том, что если парни видят, как девчонки танцуют стриптиз под твою песню, то на следующий день они пойдут и купят эту песню для своей подружки. Стрип-бар в этом смысле был как магазин грампластинок — только с эротическим уклоном. Именно в таком свете я это себе представлял.

 

Никки: Что касается меня как автора текстов, если вы проанализируете любую пластинку Motley Crue, то каждая из них повествует о том, что происходило с нами в то время. А во время Girls, Girls, Girls мы на самом деле постоянно зависали в стрип-клубах. Так что мы решили: «О, надо бы снять клип в этих клубах». Это не было чем-то вроде маркетинговой кампании. Мы просто пили много виски, гоняли на Харлеях и горячили стриптизёрш.
Джо Эллиотт: Лучшие сюжеты всегда рождаются случайно, Никки.

Да и действительно, что такого плохого в том, чтобы добавить секса?

Джо Эллиотт: Ты вот сейчас глумишься, но ведь это именно так. Я рос под песни вроде Get It On, а они просто излучают секс. И если ты видел Марка Болана в передаче Top Of The Pops, вокруг него была не куча парней, только что вылезших на сцену из толпы — вокруг него были блондинистые девушки в мини-юбках. И когда ты смотришь на это по телику в Шеффилде, то невольно ловишь себя на мысли: «Да, я, пожалуй, тоже не отказался бы, спасибо большое!»
Никки: Вот что так греет мне душу. И в данном случае я говорю не только за себя, но и за Джо. Каждого из нас весьма греет, что мы можем ехать по нашей улице, и наша соседка — зрелая мамаша, хищница с недавно сделанными хорошими сиськами — хочет послюнявить у Джо или у меня так же сильно, как и её 18-летняя дочка. А всё это благодаря нашим песням. Я горжусь этим. И, знаете что, тут, казалось бы, и гордиться особо нечем — но всё же это так зашибенно.

 

Джо Эллиотт: Ха-ха-ха, вот это круто. Возможно, здесь нет того глубокого содержания, которое можно было бы найти в цитате Роджера Уотерса, но, черт меня дери, я подпишусь под этим в любое время, приятель.

Чем стали 90-е годы для Def Leppard и Motley Crue?

Джо Эллиотт: Нашим первым альбомом 90-х стал Adrenalize, который пять или шесть недель продержался на первом месте в Америке, и двигался параллельно с Nirvana и Pearl Jam в то время. Мы не выпускали следующего альбома, Slang, до 96-го, и вот тогда нам уже пришлось побороться. Но насколько бы 90-е ни считались тяжёлыми для нас с точки зрения прессы, внутри коллектива дела у нас обстояли нормально. И, кстати, чтобы ты знал, Никки, я всегда считал, что тот альбом, что вы записали в 90-х с Джоном Кораби, был нереально офигительным.

Тот альбом с Джоном Кораби заставил отвернуться многих фэнов Motley Crue благодаря своему навеянному гранжем саунду. Было ли это вашей самой большой ошибкой?

Никки: Единственной ошибкой было то, что мы не записали ту музыку под другим названием. Но потому, что у Motley Crue контракт, согласно которому получаешь 4 миллиона долларов за пластинку, ты не отказываешься ни от названия, ни от денег. Когда альбом вышел, я помню, как в Rolling Stones написали: «Этот альбом должен был стать альбомом года — но, к сожалению, это Motley Crue». Таков был наш опыт в 90-х. В 90-х существовала хорошая музыка, но я не считал, что команды выглядели сколь-нибудь сексуально. У Soundgarden были очень классные риффы, и, без сомнения, Nirvana обладали по-настоящему культовой фигурой в лице Курта Кобейна. Но ничто не несло в себе ощущения из разряда: «пошли и сделаем это по-быстрому». А это именно то, что присутствовало в своё время у Leppard и Motley.
Джо Эллиотт: Полностью согласен.


Никки: То были 80-е. Блин, это было ещё до появления ВИЧ. Тогда было в норме вещей, чтобы девчонка отстрочила тебе минет на заднем сидении лимузина, а ты даже не знал, как её зовут. И я думаю, мы оба должны быть благодарны — не только за все те минеты, но и за сам факт, что мы навеки будем ассоциироваться с подобным образом жизни. Любой пацан, который пойдёт в стрип-клуб, рано или поздно услышит там песню Def Leppard и Motley Crue. Вот, правда, минет ему вряд ли обломится.
Джо Эллиотт: У нас на севере уж точно нет.

И какого же рода невоздержанности вы можете позволить себе на совместных гастролях теперь?

Джо Эллиотт: Я полагаю, что скорее чай с печеньем, нежели «Джек Дэниэлс» с героином. 
Никки Сикс: Боюсь, что так. Возможно, сыграть в лото. Джо просто обязан со мной сыграть. Остаётся только найти где-нибудь пожилую тётеньку, чтобы выкрикивала числа.

 

Читать другие статьи и интервью с группой Def Leppard

 

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Защитный код
Обновить

Разное

Авторизация



Фотографии